Роль Кургоко Канчокина в основании Моздока. Причины и последствия.

Борьба противоборствующих группировок: Баксанской и Кашкатавской, ослабляли Кабарду. Используя эти междуусобицы, Россия все активнее вмешивалась в кабардинские дела. Формально соблюдая Белградский договор 1739 г., по которому Кабарда была объявлена независимой, русское правительство старалось укрепить свое влияние в Кабарде.

«Борьба партий в Кабарде открывала для России путь широкого влияния на кабардинские дела. Начиная с 1746 года, шли опять споры Кашкатавской и Баксанской партий. Предводитель кашкатавцев Росланбек оставил Кашкатау, переселился в горы на р. Чегем и занял земли, принадлежавшие баксанской партии. Дело кончилось изгнанием из Кабарды владельцев Касая и Магомета Атажукиных из баксанской партии и Батоко Бекмурзина из кашкатавской. Атажукины были приняты Россией и поселились в Кизляре. Россия, таким образом, втянулась в кабардинские дела. Задачей ее было препятствовать возможному переходу Кабарды  в подданство крымского хана. Много пришлось русским употребить усилий, чтобы достигнуть цели: не допустить кабардинцев соединиться с Крымом, умиротворить междуусобие между ними и заставить их снова возвратиться на прежние места. В 1753 году кабардинцы жамбулатова рода, т.е. принадлежащие к кашкатавской партии, снова поселились при урочище Кашкатау и при р. Шелухе и Нальчике, а рода Атажукина и Мисостова расположились по рекам Малке, Баксану и Чегему»¹ (В.И. Кудашев «Исторические сведения о Кабардинском народе». Нальчик «Эльбрус» 1991 г.).

Однако владельцы Большой Кабарды враждовали не только между собой. Враждовали они и с владельцами Малой Кабарды. В этом противостоянии сила была на стороне Большой Кабарды. Военное превосходство одних выливалось в насилие и притеснение других. В итоге, это привело к тому, что князья Малой Кабарды начали искать покровительства и защиты России, просили поселить их на новые земли, подконтрольные ей. Открыто помочь малокабардинским князьям царское правительство не могло. Этому мешал договор 1739 года. Но в его интересах  было не препятствовать возможному переселению. «Дело, однако, ограничилось только переговорами; до переселения не дошло».² (там же).

Как пишет по этому поводу П.Г.Бутков:«Доселе границы земель российских в стороне Кавказа удерживались в прежних древних пределах, но теперь, в 1762 году, при императоре Петре III, вместе с миром, заключенным у России с Пруссией, воспоследовало распространение селений российских у Кавказа, вверх по реке Тереку; помышляемо даже было и возобновление крепости на Сулаке. Оные селения предположено населить из живущих в Кавказских горах азиятцев: осетин, кистов, кабардинцев и других тамошних народов, обращающихся в христианство, также армян и грузин. Предусматривали из сего заведения ту пользу, что  чем больше Кизлярский край будет обитаемым и жителями умножен, тем больше все варвары усмирены быть могут… Кажется, главнейший к сему повод подали некоторые владельцы Малой Кабарды. Еще до 1750 года некоторые причины возродили в владельцах Большой Кабарды неудовольствие на сей участок собственного своего отечества, хотя та и другая Кабарды всегда имели родственную связь, пользовались одиноким правом, учрежденным предками их, и ограждались от взаимных охлаждений постановлением, долго нерушимо соблюдаемым, что если кто с которой либо из двух сторон в преступлении уличен будет, взять с того пеню в пользу обвиненного девятерицею. Но когда владельцы Большой Кабарды увидели ослабление владельцев Меньшой Кабарды, т.е. когда роды сих последних сделались малолюдны, начали делать разные притязания по праву сильнейших, отнимали у них целые селения подвластных и, расстраивая должную подчиненность подвластных к владельцам, готовили им опасность и совершенно  лишить их господства, тем паче, что Малая Кабарда, вмещая в себе знатнейшую часть древнейших жителей сей земли, гораздо кротче в своих правах и меньше  мужественна в подвигах воинских.

Сии обстоятельства и междуусобия Большой Кабарды, в которых Малая не желала принимать  участия, родили в 1751 году мысль в владельцах ее  обоих родов Таусултанова и Килесханова Кургоко Канчокине, Гирее Маметове и Исламе Ханове переселиться с подвластными своими  в соседство брагунов, противоположно  гребенской Червленной станице. Они просили о том Российское правительство, обещаясь, живучи там, служить подобно охоченским кизлярским татарам. Позволение дано; однако они неизвестно  почему не переселились.

В 1755году они паки приносили жалобы российскому правительству на Большую Кабарду чрез владельца Батоку Таусултанова, который на тот конец был в Санкт-Петербурге; и хотя предпринято учинить разбирательство, однако и оное  не обеспечило их спокойствия.

Наконец, сии  жалобы повторены  через выше помянутого владельца Кургоку Канчокина, когда он находился при высочайшем дворе для поклонения императору Петру III.

Едва  дело о заведении селений по Тереку преднамеренно было начать, оный Кургока в Санкт-Петербурге, тотчас изъявил желание  поселиться  в оных  с частью своих подвластных ( до 40 дворов) и обещал уговаривать к тому же осетин, кистов и другие кавказские народы. В доказательство же искренности намерения своего принял в Петербурге  святое крещение, в коем наречен Андреем Ивановым, чему потом последовали жена его и дети. Он пожалован в подполковники с немалым жалованьем; позволено ему писаться  князем Черкасским-Канчокиным  и дана ему золотая; трем же узденям с ним бывшим, по серебряной медали». ( П.Г. Бутков «Материалы по новой истории Кавказа с 1772-го по 1803 год.» Нальчик «Эль-Фа» 2001г.).

Новоиспеченному князю- христианину  Черкасскому-Канчокину была предоставлена возможность самому выбрать место для поселения; в урочищах Моздока, Мекени, в других местах по Тереку.

«Оставлено на волю Канчокина, чтобы  к поселению его было выбрано место удобное для заведения потом тут крепости, которая по размножению селения и построена быть может. Дело же заведения там селения и учреждения на первый случай  форпоста возмещено на  подполковника Гака.

Князь Черкасский-Канчокин избрал на основании селения урочище Моздок лежащее на левом берегу Терека под  долготы   и   широты.

В  1763 году учрежден и устроен форпост (военное укрепление), построенные из казны два дома: один для князя Канчокина, другой для подполковника Гака…»  (там же).

Для  моздокского укрепления у кабардинцев было взято значительное  количество земли. Это вызвало огромное недовольство кабардинцев. Кроме того, они осознавали важность Моздока, как крепости, направленной против них. Тем более, что подвластные владельцев как Большой, так и Малой Кабарды, стали перебегать туда и принимать крещение. Кизлярский комендант Н.А. Потапов от 27 июля 1764 года доносил в Коллегию иностранных дел о том, что владельцы  Большой Кабарды преследуют и хотят убить К. Канчокина, которого считают виновником строительства Моздокской крепости на кабардинских пастбищных землях.

В том же  году  особая депутация кабардинцев в составе князя Кайтуко Кайсынова и знатного узденя Шабаз- Герей Кудинетова отправляется в Санкт-Петербург с просьбой уничтожить Моздокскую крепость. В этой просьбе Российское правительство им решительно отказало.

Отказ уничтожить моздокскую крепость вызвало раздражение у кабардинцев.  В виде  протеста  они не приняли трех тысяч рублей, которые были присланы им правительством как награда за помощь кабардинцев против чеченцев в 1758 году.

«Строение Моздока происходило не без затруднений. Правительство российское  почитало, что оное  место есть вне земель кабардинских, находившихся по Белградскому договору в барьере; но кабардинцы присваивали оное себе. Владельцы Большой Кабарды тотчас встревожены были заведением Моздока по беспредельной  ревности своей к независимости и далеко относимым подозрениям…» (там же).

В 1769году адыги предпринимают очередную попытку договорится об уничтожении крепости. В Санкт-Петербург отправляется депутатация Кабарды в составе Джанхота Сидакова (баксанская партия) и Кургоко Татарханова  (кашкатавская партия) с просьбой уничтожить Моздокскую крепость. Но и на этот раз посланцы получают отрицательный ответ. Императрица Екатерина II на просьбу об уничтожении Моздока ответила решительным отказом- «великая государыня, наше царское величество, никогда уничтожить не согласимся».

Царская Россия  уже тогда твердо  намеревалась захватить и присоединить к себе Кабарду, что и произошло в результате  Русско-Кавказской  войны . И на мой взгляд, осознано или нет, помог ей в этом на начальном этапе конфликта Кургоко Канчокин.

Что двигало князем в его выборе:  инстинкт самосохранения, месть, стремление получить земли, или банальное предательство, мы наверное никогда не узнаем. Но то, что его действия стали катализатором в дальнейшей эскалации между Кабардой и Россией и привели к затяжной кровопролитной войне с огромными жертвами с обоих сторон, пожалуй не вызывает сомнений.

А.Х. Абаев

Зав.сектором АС КБР

член  Союза журналистов РФ

         P.S. Ниже мы приводим любопытный документ полученный недавно Архивной службой КБР из московского Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ) о даче «кормовых» крещенному  Канчокину  за переход на сторону Российской империи и принятия крещения.

 

Выписка о даче кормовых

денег, крещенному Кабардинскому

владельцу Коргоке Канчокину

(в крещении Андрею Иванову)

с находящимися при нем,

сочиненная в Августе1760.

 

В августе месяце прошлого 1759-го года выехал в Кизляр Малой Кабарды владелец Коргока Канчокин, и по собственному его желанию принял тамо святое крещение, причем наречено ему имя Андрей, а восприемником был ему кизлярский комендант ге6нерал-майор Фрауендорф, потом сей владелец просил кизлярского коменданта о допущении его ко двору Ее Императорского Величества, а как из кабардинских владельцев он первый такой, который принял святое крещение, то по отправленному из Коллегии иностранных дел от 29-го февраля сего 1760-го года к кизлярскому коменданту указу, его Андрея Иванова и отпустить сюда велено, удовольствуя подводами и кормовыми деньгами, по прежним примерам, а именно: против произведенной в Кизляре и в Астрахани в дорогу, бывшему здесь пред некоторым временем в приезде Малой же Кабарды владельцу Батоку Таусолтанову, ему самому кабардинскому крещенному владельцу по 50; а узденям его каждому по 10 копеек, а служителям по 4 копейки на день, а между тем разведать по какой причине он принять христианскую веру склонился, о чем всем к астраханскому губернатору указом же знать дано.

А 25-го числа минувшего июля, оный новокрещенный кабардинский владелец – Андрей Иванов по отпуску кизлярского коменданта и сюда чрез Астрахань приехал, при нем находится трое его узденей, один его служитель, да кизлярский толмач, и из Астрахани один солдат.

При сем случае астраханский губернатор генерал-майор Жилин, по сообщению к нему кизлярского коменданта от 17-го июня сюда доносит, что по тамошнему разведыванию он Андрей Иванов крестился, по согласию трех двоюродных его братьев, дабы чрез то получить им со здешней стороны позволение поселиться при здешних границах в урочищах Мекене и Моздоке, и тем избавиться обид и разорений от владельцев Большой Кабарды  же причиняемых, как то оный крещенный владелец о таком поселении кизлярского коменданта уже просил, а более никаких к тому других причин не оказывается.

Кормовых денег дано им в Астрахани в дорогу с 14-го июня впредь на полтора месяца (чему срок минул 28-го минувшего июля) по вышеписанному указу.

Владельцу по ———————————————————————— 50 коп.;

узденям 3-м по ————————————————————————— 10;

служителю по ———————————————————————— 4 коп.

на день.

А напредь сего давано было здесь кабардинским владельцам кормовых денег на день:

В 1732-м году

Кабардинскому владельцу Магомеду Атажукину, тестю ныне сюда приехавшего владельца Андрея Коргоки, в бытность его в Москве производилось на его персону по «1» р. «50» коп., а в Санкт-Петербурге по 5 рублев на день.

Узденям его 9-ти человекам на каждого по 50 коп.

2-м служителям по —————————— 25 коп.

в 1742-м году

А оному кабардинскому владельцу Магомеду Атажукину на его персону по 2 р.;

Узденям его

первым 2-м каждому по ———————————————————- 25 коп.

другим 3-м каждому по ———————————————————   20 коп.

служителям 2-м каждому по —————————————————— 6 коп.

на дрова и свечи по —————————————————————  20 коп.

В 1743-м году

Кабардинскому владельцу Алдигирею Гилястанову по ————— 1 р.;

Узденям его

первому по ————————————————————————— 15 коп.

другому по ————————————————————————— 14 коп.

третьему по ——————————————————————————- 13;

2-м служителям каждому по ———————————————————— 6

на свечи по ———————————————————————————- 4

В 1752 году

Кабардинскому владельцу Шелоху Касимову, который был в приезде с прошением, о принятии его в подданство и в действительную Ее Императорского Величества службу по 1 р.

Узденям его

первому по ————————————————————————— 15 коп.

другому по ——————————————————————————— 14

третьему по ——————————————————————————— 13

двум служителям обще по ———————————————————— — 12

на свечи по ———————————————————————————- 9

а на дрова по ———————————————————————— 12 коп.

В 1758 году

Владельцу Малой Кабарды Батоку Таусолтанову по —————— 1 р.;

Узденям его

первому по —————————————————————————  15 коп.

другому по ——————————————————————————— 14

третьему по ——————————————————————————— 13

а четвертому по ————————————————————————— 12

двум служителям по обще по ———————————————————- 12

да на свечи по ———————————————————————— 4 коп.

а дрова даваны были в натуре казенные.

Толмачам при разных азиатских владельцах и посланцах присылаемым дается кормовых денег по 5 копеек на день.

 

Секретарь Александр Турченинов

Регистратор   Лотошников

 

АВПРИ, ф. «Кабардинские дела», оп. 115/1, д. 9, лл. титульный, 1-2об.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>