Черкесские общины в странах Европы

 Миграции черкесов в страны Восточной Европы происходили в средние века и новое время. Во 2-й половине XVI-XVIII вв. шла военная иммиграция черкесов в Польшу. Короли Польши, а позднее – Речи Посполитой (1569-1795 гг.), проводившие активную внешнюю политику, нуждались в значительном числе профессиональных воинов. В войнах с Османской империей и Крымским ханством они искали союзников и, в частности, на Кавказе. Польские короли привлекали на службу, а фактически нанимали черкесских воинов. В1561 г. король Сигизмунд II Август пригласил на службу (через князя Дмитрия Вишневецкого) и зачислил в шляхту большую группу черкесских феодалов. В1562 г. пять западночеркесских (жанеевских) князей – Касим Камбулатович, Гаврила Камбулатович, Александр (Онышко) Сибокович, Темрук Шимкович и Солгин Шимкович Черкасские, в сопровождении 300 уорков прибыли в Краков. Король Сигизмунд Август принял их с большими почестями. Черкесские князья были причислены к князьям Речи Посполитой, уорки пополнили шляхетский корпус. Часть черкесов приняла католицизм, другая сохранила свои верования (синтез политеизма и православия). Из черкесских воинов сформировали два отдельных кавалерийских полка – так называемые Пятигорские хоругви.

В первых же сражениях эти полки продемонстрировали свою эффективную подготовку, а их командиры – князья Солгин и Темрук проявили себя как искусные военачальники. Так 13 апреля 1572 г. в Молдавии произошел бой между османской и польской армиями. Не выдержав натиска, польские отряды отступили. На поле боя остался лишь черкесский отряд под командованием князя Темрука. Отряд продолжал сражаться до тех пор, пока поляки не вернулись и не остановили османов. В награду за проявленный героизм, Польский сейм и король пожаловали князю Темруку большие земельные владения под Киевом, в Подолии и  Литве с 50000 крестьянами1.

На протяжении XVII в. польские короли через своих агентов вели переговоры с черкесскими феодалами о совместной борьбе против Османской империи. Однако, по мнению Б. Барановского, довольно многочисленные в XVII в. попытки добиться военного взаимодействия Польши с народами Кавказа не могли дать конкретных результатов, в связи со слишком большим расстоянием между странами. Тем не менее, на польскую службу нанимались целые черкесские отряды2. Черкесские полки отличились в войнах Польши с Османской империей, Крымским ханством и Швецией. Значительное число черкесских воинов находилось в армии короля Яна III Собесского, разгромившего османскую армию под Веной 12 сентября1683 г. Части так называемой пятигорской кавалерии находились и в литовском войске в XVII в.

В определенные периоды численность черкесских воинов в Польше достигала нескольких тысяч человек. В то же время черкесские полки, всегда сражавшиеся в авангарде, несли большие потери. Со временем пятигорские полки стали пополняться поляками, украинцами, литовцами и др. Но в «черкесских» полках, вплоть до1795 г. сохранялась черкесская тактика боя и система подготовки. Для них польское командование осуществляло закупку в Черкесии доспехов, оружия, амуниции, лошадей. По мнению польских историков, черкесские воины оказали значительное влияние на развитие польского военного искусства. Черкесским аристократам подражали польские офицеры, придворные и даже короли. Известно, что король Ян Собесский одевался в черкеску и ездил на черкесских скакунах. Польские аристократы приобретали черкесских лошадей, цены на которых были значительно выше цен на лошадей других пород.

После раздела Речи Посполитой в 1795 г. и потери Польшей независимости прекратилась и черкесская военная иммиграция в эту страну. Постепенно черкесские иммигранты-воины ассимилировались в иноэтнической среде, но, по мнению польского историка М. Крушинского, потомки черкесских князей и дворян сохраняли свой черкесский темперамент и боевой дух3.

Отдельные черкесские иммигранты — представители феодально-старшинской верхушки стали появляться в странах Западной Европы с территории Османской империи после их массовой депортации с Кавказа.

После выхода из Османской империи и обретения Сербией независимости в 1878 г., на ее территории в районе Косово оставалось незначительное число черкесов (абадзехов). К 1900 г. их численность составляла 6500 человек. Однако, как национальное и религиозное меньшинство, черкесы в Косово  подвергались дискриминации со стороны местного населения, в связи, с чем шел процесс их переселения в Турцию. Преобладающая часть косовских черкесов переселилась в Турцию после Балканских войн 1912-1913 гг4. Процесс эмиграции черкесов из Косово происходил и в последующие годы. К 1998 г. в Косово оставалось 38 черкесских семей (165 чел.), которые возвратились на историческую родину – в Адыгею в 1998-1999 гг5.

Причиной следующей эмиграционной «волны» послужили события Гражданской войны в России (1918-1920); десятки северокавказских семей переселились в страны Западной и Восточной Европы. Основную массу этих иммигрантов составляли семьи сторонников независимой Республики Горцев Северного Кавказа, белогвардейцы, представители дворянства и буржуазии, бежавшие от власти большевиков. Северокавказские иммигранты расселились в разных городах европейских стран: в Париже, Лионе, Берлине, Варшаве, Праге, Брно и др. Около половины северокавказских иммигрантов составляли адыги.

Иммигранты новой «волны» учредили ряд землячеств и политических организаций: «Союз горцев Кавказа» в Чехословакии; «Комитет независимости Кавказа» в Лионе; «Народную партию горцев Кавказа» в Париже и др. Главной целью в деятельности этих организаций было достижение полной независимости Северного Кавказа. Северокавказские организации пользовались поддержкой правительств европейских государств. Они установили связи с иммигрантскими организациями других народов России – с закавказскими, туркестанскими, калмыцкими, украинскими и с теми русскими организациями, которые признавали право народов Северного Кавказа на независимость. У северокавказских организаций существовали противоречия с русскими и казачьими организациями, которые ратовали за единство Российской империи. Северокавказские организации также поддерживали связи с черкесскими общинами  Турции, Сирии, Трансиордании, Египта и др.

В первые годы в деятельности  северокавказских организаций возникали некоторые разногласия, обусловленные межэтническими, межрелигиозными, политическими и другими противоречиями. Со временем основные противоречия были устранены. Основанная в 1926 г. «Народная партия горцев Кавказа», заняла лидирующее положение и провозгласила себя единственной организованной силой северокавказских иммигрантов. Главной целью НПГК стала деятельность по созданию независимого конфедеративного государства на Северном Кавказе. Основные требования НПГК публиковались в обращениях к европейским государствам и Лиге Наций. Прежде всего, это просьба в содействии по «справедливому решению Кавказской проблемы»6. В одном из обращений НПГК отмечалось: «Народ ведет борьбу за национальную независимость. В горской среде и в горском правовом сознании не было в прошлом базы для русской культуры и государственности, нет ее и теперь. Борьба ведется не только против коммунизма, но и против русских государственных позиций в крае, которые в настоящий момент охраняются коммунистической властью»7. Также в своих обращениях НПГК отмечала, что не просит военной помощи у западноевропейских государств, а просит лишь не оказывать моральной и материальной помощи русским «империалистическим течениям»8.

Еще одной из основных задач НПГК была организация реэмиграции зарубежных черкесов (старой эмиграции) на историческую родину. В одном из заявлений НПГК сказано: «Горцы ставят принцип и право реэмиграции и будут его отстаивать. Для земельного удовлетворения главной реэмигрантской массы черкесов, горцы находят необходимым ввести в границы своей государственности часть территории юго-западной Кубани и теперь еще заселенной черкесами». Одним из основных принципов в деятельности НПГК было равноправие всех членов партии, независимо от прежнего социального статуса. В упомянутом обращении отмечалось: «Ответственная работа в партии распределяется не по прошлым неоправданным мандатам, не по чинам и сословиям, а по достоинству и полезной работе»9.

В 1926 г. представители северокавказских иммигрантских организаций вступили в «Лигу Прометей», в которую входили представители иммигрантских организаций бывшей Российской империи. Северокавказскими иммигрантами также был учрежден и «Комитет независимости Кавказа».  11 июля 1934 г. в Брюсселе иммигрантские организации Азербайджана, Грузии и Северного Кавказа подписали Пакт Кавказской Конфедерации, сохраняя место и для Армении. Главной целью этого Пакта было: «Подготовить кавказские народы для ликвидации оккупационной русской власти на Кавказе, восстановление республик и их объединение в конфедеративный союз»10. В 1935 г. уже был учрежден Совет Кавказской Конфедерации как единый руководящий орган, сформированный из представителей кавказских иммигрантских организаций на паритетной основе11.

В странах Западной и Восточной Европы северокавказскими иммигрантами был организован выпуск периодических и непериодических изданий. В 1908 г. группа черкесских иммигрантов организовала в Париже выпуск журнала «Мусульманин». Первым редактором и издателем был известный в России журналист, писатель и драматург кабардинец Магомет–Бек Хаджетлаше (Кази-Бек Ахметуков). В редколлегию также входили Измаил Баракай, Давлет-хан Супаго Ечерух, Хамыша Хаджемокор, Давлет-Гирей Хотококор и др. В журнале публиковались статьи, посвященные проблемам мусульман России и северокавказских народов12. Журнал «Кавказский горец» – орган Союза горцев в Чехословакии, издавался в Праге в 1924-1925 гг. на русском языке. Редактор журнала – адыгеец Мурат Хатгогу. Журнал «Горцы Кавказа» – орган Народной партии горцев Кавказа. Издавался в Париже в 1929-1934 гг. на русском языке, под редакцией кабардинского князя Эльмурзы Бековича-Черкасского. Журнал «Северный Кавказ» — орган НПГК, издававшийся в Варшаве в 1934-1939 гг. на русском и турецком языках. Редактор – осетин Барасби Байтуган. Журнал «Кавказ» — орган независимой национальной мысли. Издавался в Париже в 1934-1939 гг. на русском языке, под  редакцией дагестанца Хайдара Баммата. С1939 г. стал выходить в Берлине. Единственный номер журнала «Независимый Кавказ» — орган кавказской «конфедералистской мысли» вышел в Париже в1929 г.

В указанных журналах, а также в газетах  и непериодических изданиях публиковались обращения и воззвания политического характера, статьи по истории и географии Северного Кавказа, информация о текущих событиях в СССР и, в частности, на Кавказе. Публиковались также рассказы и стихотворения, посвященные Северному Кавказу.

Кроме политической деятельности северокавказские иммигранты регулярно устраивали собрания своих землячеств. Следует также отметить, что правительства европейских государств и отделения международного общества «Красный крест» оказывали материальную помощь северокавказской иммигрантской молодежи, в частности, выделяли для них стипендии в вузах. Преподаватели и студенты вузов Польши и Чехословакии проявляли большой интерес к кавказским проблемам; организовывали различные собрания, циклы лекций, посвященные географии и истории  Кавказа. В марте  1933 г. в Варшаве был учрежден «Союз студентов-кавказцев в Польше». Одним из инициаторов создания организации был заведующий Кафедрой этнографии Варшавского университета профессор Станислав Понятовский. Этот союз организовывал собрания и лекции по истории, этнографии и географии народов Кавказа.13

Зимой 1935 г. при Восточном Институте в Варшаве была образована специальная комиссия, ставившая целью разработку унифицированного алфавита для языков северокавказских народов и создание единого языка для всех северокавказских народов. В состав комиссии вошли: сенатор С. Седлецкий, профессор О. Гурка, профессор С. Понятовский, профессор А.Зайончковский, профессор М. Домашевич. От кавказских иммигрантов в комиссию вошли: Багаеддин Хурш, Хусейн Кумуз, Магомет Чукуа, Барасби Байтуган, Жанбек Хавжоко, Бало Билатти, Юсуф Умаш14.     

Следующая волна эмиграции черкесов и других народов Северного Кавказа в страны Западной Европы приходится на период Второй мировой войны (1939-1945). Германское военно-политическое руководство придавало особое значение захвату Кавказа. Составленный для этого план операции «Эдельвейс», предусматривал: захват нефтеносных районов (Майкопа, Грозного, Баку), создание условий для прорыва в Закавказье и затем на Ближний Восток, втягивание Турции в войну против СССР и др. Для захвата Кавказа верховное командование вермахта выделило группу армий «А», состоявшую из отборных танковых и горно-стрелковых войск, прошедших специальную подготовку. Командование группой «А» принял генерал-фельдмаршал Вильгельм Лист. Общая численность войск группы армий «А» к началу 1942 г. составила: офицеров — 12719, чиновников – 3898, унтер-офицеров – 72817, рядовых – 378502 человек. Для действий в высокогорных условиях Кавказа в состав группы «А» был включен 49-й горнострелковый корпус под командованием генерала Рудольфа Конрада. Дивизии этого корпуса были сформированы из солдат и офицеров, прошедших специальную подготовку в горной местности. Так 1-я горнострелковая дивизия «Эдельвейс» под командованием генерал-лейтенанта Губерта Ланца состояла из немецких альпинистов. 4-я горнострелковая дивизия генерала Эгельзеера была укомплектована жителями горных районов — тирольцами. Горнострелковые дивизии были и в составе 3-й румынской армии генерал-полковника Думитреску, вошедшей в группу войск «А». С воздуха группу армий «А» прикрывал 4-й воздушный флот под командованием генерал-полковника авиации фон Рихтгофена15.

Под руководством начальника военной разведки и контрразведки вермахта адмирала Канариса летом 1942 г. была разработана операция под кодовым названием «Шамиль», ставившая целью высадку воздушного десанта и захват нефтеносных районов Майкопа, Малгобека, Грозного. Эти районы предполагалось удерживать до подхода сухопутных войск группы армий «А». Советская разведка раскрыла план данной операции, и парашютный десант  был уничтожен16.

Верховное командование вермахта придавало большое значение пропагандистской работе. Для организации работы в регионах при управлении пропаганды были созданы отделы, в частности, отдел «К» («Кавказ»). Также сформировали специальные батальоны пропаганды «абтайлунг», для действий на Кавказе — «абтайлунг К» («Кавказ»). В задачи этих батальонов входило: выпуск печатных изданий для населения оккупированных районов, использование советских стационарных и передвижных радиостанций и т.п. С целью проведения пропагандистско-подрывной работы и психологического воздействия на население Кавказа была сформирована дивизия «Бранденбург 800». Дивизия состояла в основном из немцев, прежде проживавших на территории СССР и владевших русским языком, знавших обычаи и традиции народов страны, в частности, народов Кавказа. В задачи «Бранденбург 800» также входила организация диверсий и террора на советских территориях. При специальном штабе «К» («Кавказ») был создан орган «Динстштелле Ц», осуществлявший деятельность по вербовке «добровольцев» среди советских военнопленных-кавказцев17.

Германское командование привлекло к планам по захвату Кавказа  и кавказских белоэмигрантов, находившихся в странах Европы и в Турции. На них возлагались задачи по вербовке военнопленных – представителей своих народов, а также проведение прогерманской пропаганды после захвата Северного Кавказа. В Германии в 1942-1945 гг. функционировал «Северокавказский комитет в Берлине». Этот комитет издавал журнал «Северный Кавказ» на русском языке и газету «Газават» на русском и северокавказских языках. В ноябре 1944 г. в Праге был провозглашен «Комитет освобождения народов России» со статусом независимого правительства. В него вошел и «Национальный совет народов Кавказа»18.

Осенью 1941 г. командование вермахта приступило к формированию из военнопленных-кавказцев горно-стрелкового батальона «Бергманн» («Горец»). В связи с особым предназначением, «Бергманн» находился в подчинении военной разведки «Абвер». Командиром батальона был назначен сотрудник «Абвера», специалист по Востоку капитан Теодор Оберлендер. Главной задачей этого батальона было проведение диверсионно-террористической деятельности на Северном Кавказе. Под угрозой расстрела военнопленных-кавказцев зачисляли в «Бергманн» и принуждали к принятию присяги на верность Гитлеру. В первое время «Бергманн» состоял из нескольких национальных эскадронов и рот. После подготовки в Нойгаммере и Минттенвальде, летом 1942 г. батальон «Бергманн» отправили на Северный Кавказ. На территории Кабардино-Балкарии «Бергманн» пополнили тремя эскадронами под командованием Касыма Бештокова19.

В январе 1942 г. началось формирование так называемых «восточных легионов» из военнопленных и населения оккупированных территорий. В лагерях военнопленных и на оккупированных территориях германские вербовщики обычно применяли тактику шантажа и угроз. Военнопленных, которых содержали в крайне тяжелых условиях, вынуждали вступать в «восточные легионы». На оккупированных территориях также вербовали молодежь принудительными методами. К маю 1942 г. были подготовлены четыре национальных «добровольческих» легиона: Армянский, Грузинский, Кавказский и Туркестанский. Кавказский легион комплектовался из кабардинцев, адыгейцев, черкесов, балкарцев, карачаевцев, осетин, чеченцев и других северокавказских народов. Роты легиона формировались по принципу этнической принадлежности. К маю 1943 г. уже было сформировано 90 батальонов «восточных войск», из которых 9, насчитывавших 15000 человек, были северокавказскими. Один батальон состоял в среднем из 1000 солдат. Из северокавказских военнопленных также были сформированы: упоминавшаяся зондеркоманда «Шамиль», бригада «Северный Кавказ», зондерштаб «Кавказ». По данным Р. Трахо, общая численность представителей северокавказских народов, воевавших в составе германских войск, составляет 28000 человек. Среди них – 670 офицеров и унтер-офицеров. Северокавказские батальоны были использованы на фронтах: на Северном Кавказе, на Украине, под Ленинградом, в Польше, в Югославии, Греции, Голландии, Дании, Франции, Германии20. Следует отметить, что за исключением отдельных подразделений, «добровольческие» восточные легионы не проявляли усердия на службе, а 836-й кавказский батальон, дислоцировавшийся в Дании, сдался англичанам21.  

Летом и осенью 1942 г. германские войска оккупировали значительные территории на Северном Кавказе, в том числе Адыгейскую, Черкесскую, Карачаевскую автономные области, Кабардино-Балкарскую АССР и часть Северо-Осетинской АССР. Официально фашисты на Северном Кавказе проводили «осторожную» политику, пропагандируя идеи об особом – дружественном и заступническом отношении к местным народам. Оккупанты повсеместно заявляли, что германские войска прибыли исключительно с целью освобождения Кавказа от большевизма и России. В районах с преобладающим мусульманским населением фашистские оккупанты преподносили себя как друзей ислама, а Гитлера провозгласили «великим имамом Кавказа». Командующий 1-й танковой армией генерал Э. Макензен объявил себя мусульманином и стал демонстративно посещать мечеть22.

В северокавказских автономиях германское командование восстанавливало землевладение помещиков и дворян. Из представителей белоэмигрантов и новых коллаборационистов формировались марионеточные «национальные» правительства. Так в состав нового правительства Кабардино-Балкарии вошли белоэмигранты и новые коллаборационисты: Салим Шадов (глава правительства), Зафир Келеметов, Блита Шаков, Касым Бештоков, Алихан Пшуков, Довлатгери Тавкешев, Шамиль Шокманов, А. Узденов. Бургомистром Нальчика назначили Л.Н. Дейнеко, начальником полиции Д.А. Призенко, зам. начальника полиции — Г.Г. Петросяна23. В действительности же фашисты установили на Северном Кавказе военно-оккупационный режим. Повсеместно осуществлялись массовые аресты, расстрелы, грабежи, погромы. В качестве устрашения уничтожались семьи коммунистов, военнослужащих, евреи, а также просто невинные люди — старики, женщины, дети. Только в противотанковом рву возле Нальчика были брошены тела 600 расстрелянных фашистами граждан республики. Кроме важных народно-хозяйственных объектов уничтожались и учреждения культуры и науки. За непродолжительный период оккупации фашисты уничтожили в северокавказских автономиях тысячи мирных жителей: в Адыгее — около 4000 чел., в Кабардино-Балкарии — 4241 чел., в Северной Осетии — 1500 чел. Особой «активностью» и жестокостью в репрессиях над мирным населением отличались местные коллаборационисты, в частности, в Кабардино-Балкарии «отличился» батальон «Бергманн»24.

Коллаборационисты и белоэмигранты были широко привлечены к вербовке местного населения на оккупированных территориях. Так, бывший офицер царской армии Султан Клыч Гирей, прибыл в Адыгею, где призывал адыгов поддержать германские войска в борьбе с большевиками и пытался сформировать черкесский легион25.

Однако надежды германского командования на массовый переход северокавказского населения на сторону Германии не оправдались. Подавляющее большинство населения северокавказских автономий вели борьбу с оккупантами. На службу к оккупантам шли, прежде всего, лица, пострадавшие от Советской власти, молодежь, поверившая в миф об освободительной миссии германской армии на Кавказе, а также лица, стремившиеся улучшить свое тяжелое материальное положение. Однако и перечисленные категории вступали в германские формирования добровольно-принудительно.

В начале января1943 г. под натиском  частей Красной армии германские войска стали покидать оккупированные районы Северного Кавказа. С собой германские войска насильственно уводили тысячи мирных жителей (в основном молодежь) для тяжелых работ, как на фронте, так и на фабриках и заводах в Германии. Вместе с отступающими германскими частями также уходили и семьи коллаборационистов, опасавшиеся репрессий со стороны органов Советской власти. Коллаборационисты рассматривались органами Советской власти только как предатели, независимо от форм их сотрудничества с оккупантами, и подвергались арестам, тюремным заключениям, ссылкам и расстрелам.

В мае 1945 г. значительные группы советских беженцев, среди которых были и северокавказцы, стали лагерем в Австрии в долине реки Дра возле Котчака. По условиям Ялтинской конференции (4-11 февраля 1945 г.), советские «перемещенные лица» (беженцы, военнопленные и коллаборационисты) подлежали репатриации в Советский Союз. Группы беженцев, оказавшиеся в долине Дра, категорически отказались возвращаться в СССР. Они писали обращения к главам государств, в которых просили не возвращать их на родину, где их ожидало наказание. Однако все их обращения остались без ответа. Часть беженцев заблаговременно укрылись в австрийских горах. Выполняя условия соглашений, подразделения британских войск насильственно «посадили» большинство этих беженцев в грузовые вагоны и отправили в СССР. Некоторые беженцы, пытаясь спастись от британских солдат, утонули в реке Дра. Отдельным группам беженцев все же удалось прорваться к горам, где они скрывались в течение нескольких месяцев. Затем беженцы стали перебираться в другие страны Европы, а также в страны Ближнего Востока, в США и страны Латинской Америки26.       

Очередная «волна» черкесской иммиграции в страны Европы – трудовая иммиграция, самая многочисленная, началась в 50-е гг. ХХ в. и продолжается в настоящее время. Черкесская молодежь, в основном из арабских стран и Турции устремилась в страны Западной Европы с целью устройства на работу. Поток черкесов, отправляющихся на заработки из Турции в Германию, стал возрастать в 70-е гг. ХХ в. На протяжении 90-х гг. ХХ в. происходила и трудовая эмиграция представителей народов Северного Кавказа, как и других народов России. Сотни молодых специалистов из республик Северного Кавказа, которые не смогли устроиться в РФ, отправились в поисках работы в страны Западной Европы (преимущественно в ФРГ), в США и др. Многие из них направлялись туда  в качестве беженцев.

По приблизительным данным, в ФРГ в настоящее время находится около 40000 черкесов. Преобладающая часть их проживает в городах: Мюнхене, Нюрнберге, Штутгарте, Маннхайме, Франкфурте-на-Майне, Кельне, Дюссельдорфе, Вуппертале, Дортмунде, Гамбурге, Берлине и др. Черкесы в ФРГ представлены практически всеми субэтническими группами. Представители поколений старше 30-40 лет, в целом, владеют родным языком (своими диалектами). Черкесские дети дошкольного и школьного возрастов, родившиеся и выросшие в ФРГ, родным языком владеют в незначительной степени. В то же время  черкесская молодежь сохраняет национальное самосознание и проявляет большой интерес к своей этнической культуре.

Преобладающая часть черкесов в ФРГ не имеет гражданства страны проживания. Сфера их деятельности самая разнообразная. Среди иммигрантов первого поколения преобладают лица, занимающиеся неквалифицированным трудом — рабочие, водители и т. п. Среди черкесов, родившихся и выросших в ФРГ, уже высок процент специалистов с высшим образованием – бизнесменов, сотрудников различных фирм.

Черкесы также проживают в Голландии – свыше 100 семей, в Великобритании, Франции, Испании, Швеции и др. Большая часть их – выходцы из Турции, Сирии и Иордании.          Черкесскими и другими северокавказскими иммигрантами были учреждены десятки организаций. В 1951-1954 гг. в Мюнхене действовал «Северокавказский национальный комитет», издававший журналы: «Кавказ» и «Объединенный Кавказ». В 1951-1954 гг. в Мюнхене действовала северокавказская антибольшевистская организация, издававшая журнал «Свободный Кавказ». В 1953 г. в Мюнхене был учрежден и «Черкесский комитет за границей» осуществлявший культурно-просветительскую деятельность27.

Новая активизация деятельности черкесских организаций со статусом культурных центров приходится на конец 1960-х гг. Следует отметить, что зарубежные черкесы  свои культурные центры, благотворительные общества и другие организации в разных странах мира традиционно называют «Адыгэ хасэ». В1968 г. в Мюнхене черкесские иммигранты учредили организацию «Северный Кавказ». В1973 г. была основана черкесская хасэ в Кельне, в1974 г. — в Швельме (в1978 г. переехала в г. Вупперталь), в1987 г. — в Цвинберге, в1989 г. — в Нюрнберге, в1991 г. — в Гамбурге, в1994 г. — в Ганновере и Штутгарте. Основной целью этих организаций является осуществление культурно-просветительской деятельности среди черкесских иммигрантов. При черкесских культурных обществах действуют курсы для детей по изучению черкесского (адыгейского и кабардинского) языка, народных обычаев, черкесской истории. В 80-х гг. ХХ в. культурный черкесский центр в Вуппертале осуществлял выпуск журнала «Ныбжьэгъу» и газеты «Щыблэ» на черкесском, турецком и немецком языках. Однако издание литературы на черкесском языке в ФРГ дальнейшего развития не получило, так как черкесские организации регулярно получают книги, периодические издания, учебную литературу, аудио и видео материалы на адыгейском и кабардинском языках с исторической родины. Одним из наиболее массовых и популярных видов деятельности черкесских организаций в ФРГ является проведение собраний черкесских иммигрантов (поочередно в разных городах). После этих собраний молодежные группы исполняют черкесские народные танцы и песни.

С1980 г. в Амстердаме осуществляет деятельность черкесское благотворительное общество. При нем функционируют курсы черкесского языка (используется алфавит на латинской основе) и ансамбль черкесских народных танцев.

В целом, черкесские иммигранты в ФРГ и других странах Западной Европы сохраняют свою этнокультурную специфику. В то же время они не стремятся к реэмиграции на историческую родину. Преобладающая часть их видит свое будущее в получении гражданства и упрочении своего социального статуса в странах Западной Европы.

 

Анзор Кушхабиев

Из книги «Очерки истории зарубежной черкесской диаспоры»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>